Дмитрий Морозов | DimaMorozov.ru

Воспоминания друзей
Написать свое воспоминание
Вы можете оставить свое воспоминание о Диме Морозове.


карта сайта

 

Калинина Аня

Познакомились мы с Димой в 1997 году в «Элияре». Всех учениц отправляли к нему на фотосъемки. Его первые слова в процессе обсуждения даты и времени съемки: «Ни на что не надейся, ни на что не рассчитывай, первая фотосессия – это мое потраченное время, твои разбитые надежды и выброшенная бумага». Тем не менее, одна из фотографий с первой фотосессии попала на обложку газеты «Дамские слабости», на что Дима с улыбкой на устах сказал: «Бывают исключения». Принцип «ничего не обещать, но много делать» Дима поддерживал на протяжении всех лет нашего знакомства.

Дима всегда испытывал слабость к длинным волосам и на первых съемках использовал пылесос для раздувания волос, чтобы они красиво развивались. Потом у него сначала появились вентиляторы, затем какие-то профессиональные ветродувы…. На последней съемке мы с ним смеялись, что в наше время были пылесосы, дувшие из пыльного мешка тебе в лицо, и при этом тебе надо было улыбаться…

Идеи для тематических фотоссессий Дима придумывал на ходу, можно сказать – брал из жизни. Как-то Димины друзья увидели в мединституте крысу, предназначенную для опытов, пожалели, спасли и подарили Диме. Дима заставил меня фотографироваться с этой крысой. Надев на меня свои старые дранные джинсы, закрепив их прищепками чтобы не спадали, наклеив на руку татуировку с прыгающей кошкой и всучив мне свою крысу, образ помойной девочки с улыбкой был завершен. Фоном служила какая-то растянутая вата. Дима заставлял меня даже целоваться с ней, улыбаться и делать вид, что мне это нравится. Эти фотографии смотрятся совершенно бесподобно, в Димином стиле, хотя в момент съемок это казалось ужасным. Мое отношение к крысам на этой съемке было диаметрально изменено).

На одной из первых фотосессий, мне было тогда 15 лет, я от Димы узнала, кто такой «друг семьи». Эту шутку, я запомнила на всю жизнь, у Димы вообще было искрометное чувство юмора. В его студии, во время перерыва в съемках, я нашла наполовину разгаданный старый сканворд и разгадала его до конца, все, кроме одного слова. «Над чем голову ломаешь?» - спросил Дима. Я ответила, что не могу отгадать слово «друг семьи». Дима рассмеялся: «Эх ты, молодая еще, не опытная, это – любовник».

1 сентября 1998 года, в год моего поступления в университет, Дима пригласил меня на съемку для рекламного буклета пансионата «Ямал». У них был какой-то юбилей или праздник. Я отказывалась: «Не могу! Отстань от меня! Мне учиться надо. Первое сентября! И еще я с тобой ездить боюсь» - а Дима только что купил машину, еще совсем плохо водил. «Ты что праздников не видела, как дети песни поют? Поехали работать!» - и вытащил меня из университета. Но на праздник в Ямале мы опоздали, едем обратно, пререкаемся, кто больше виноват, я, что студенческий билет получала, или он что едет по трассе как черепаха. Вдруг Дима останавливается где-то у берега моря, находит стенку разделяющую территорию пляжа, заставляет меня на нее лезть, потом зайти по колено в море в одежде и кричать…….эти фотографии сделаны на ходу, для смены обстановки или остановки завязавшегося мини конфликта. А почти половина из них позднее были опубликованы, и было ощущение, что сделаны эти фотографии под заказ, иногда мне казалось, что он настолько чувствует тенденции, что просто предвидеть развитие событий на этом рынке, сейчас очевидно, что он, и задавал те самые тенденции.

Когда все узнавали, что он физик-математик, это не укладывалось в голове, как человек с такой профессией может оказаться таким творческим, таким общительным, свободным, просто парадокс какой-то…

Однажды в моей жизни возникла очень неприятная ситуация, и Дима, чисто по-человечески, рискуя своими профессиональными и денежными интересами, встал на мою сторону, отстоял правду, защитил меня, поступил даже как-то по-отечески. Для меня это было очень важно! В тот момент я поняла, что это не просто профессионал, с которым приятно работать, это порядочный человек, который способен оказать дружескую поддержку. Я ему за это благодарна!

Историй, связанных с Димой – масса. Накануне трагедии мы делали совместный проект для МТС. Объявили конкурс красавиц, для участия в котором надо было прислать MMS-сообщение со своей фотографией, отклик был колоссальный, несколько тысяч фотографий. В жюри было еще двое мужчин помимо Димы. Я раздала всем диски с фото участниц для отбора победительниц. Скажем так, для всех кроме Димы – это было настоящим испытанием, члены жюри шутили на тему того, что их работа просто парализуется таким отбором…. Нормальному мужчине действительно тяжело отсмотреть такое количество женских фотографий, и объективно выделить из них всего тройку лучших, поэтому, члены жюри во многом доверились профессиональному взгляду Димы.

Его реакция была в его стиле: «Да я уже давно все просмотрел, что-то девчонок приличных почти нет». Я засмеялась: «У нормальных мужчин просто шок от такого количества женских фотографий, глаза разбегаются, а ты привередничаешь, все тебе не так!» - «Ну, ладно, вот эти ничего, берем». Когда мы увидели этих девочек в живую, мы несколько разочаровались, на MMS-фотографиях они были гораздо интереснее, но Дима в ходе фотоссесии сделал из них настоящих топ-моделей! Они работали вместе со Славиком, который учил девочек прыгать, это была его «фишка», а Дима снимал их в прыжках. В итоге главный приз оправдал себя, победительница получила в подарок просто шикарную фотоссесию с публикацией в журнале. Ребята обещали и меня научить прыгать, когда я приезжала забирать «контрольки», но не успели… Публикация финальных итогов конкурса как раз совпала с моментом трагедии.

Кстати, когда в апреле Дима фотографировал этих девочек в студии, я фотографировала его. Конечно, снимки далеко не профессиональные, но у него получились такие разные, и такие забавные выражения лица… Я передам эти фотографии для сайта.

А когда я еще только предложила Диме принять участие в этом проекте для МТС, Дима сразу же ответил, что согласен. Я его остановила: «Ты же не выслушал мое предложение, я же тебе еще ничего не рассказала» - а он ответил: «Все равно согласен, ты же мне ничего плохого не предложишь». А на вопрос, сколько он хочет получить за участие в проекте, он ответил: «Сколько дашь». Я изумилась: «Как ты вообще деньги зарабатываешь? Что значит, сколько дашь? С точки зрения оценки твоей работы, сколько бы мы не дали, все равно этого будет мало. Назови цену» - «Нет, и все!». Пришлось мне обзванивать фотографов, узнавать цену такой работы. Договорились, что оплатим безналичным платежом, неоднократно просили привезти счет: «Ну, потом привезу». Уже и работа была сделана: «Ты собираешься деньги получать?» - «Получу как-нибудь, куда Вы денетесь, мне пока некогда». Это длилось целый месяц. Дима настолько доверял людям, надеясь, что они будут платить ему тем же. Такое доверие подкупало.

Работая с Димой понимаешь, что все зависит от фотографа, а не от модели. Насколько с разными людьми он работал, а результат был всегда превосходен! Неважно, в каком настроение ты приехал, какое у тебя самочувствие, он мог тебя настроить, он мог поддержать, съемки могли длиться сутки напролет, но были силы, было желание, и, конечно, энергией все питались только от него, сколько б там не было помощников и ассистентов. Он был как солнышко, вокруг которого все грелись, заряжались добром, позитивом, энергией, работоспособностью. И всегда было весело. Это даже не воспринималось, как работа, это было просто здорово, с ним было тепло по-человечески… Это было как праздник… Каким бы ты ни был замученным, уставшим, белый свет не мил, плакать хотелось, но если ты случайно встретил Морозова и поговорил с ним минутку, ты летел как на крыльях, и улыбаясь понимал, что все будет хорошо. Он это умел…

Причем каждой женщине он умел, не давая ничего в плане личных отношений, дать почувствовать себя уверенной, красивой, востребованной, а ведь это очень важно для любой женщины. Он и комплиментов особых не говорил, а ощущение оставалось, просто пошутил, а становилось тепло, хорошо, уверенно… Это его качество было просто изумительным.

Можно было завидовать Диминой способности всегда улыбаться. Сейчас, уже как взрослый человек, я понимаю, что у него были такие же проблемы, такие же переживания, как у всех. Но этого никогда не было видно, это все всегда отмечали. Дима всегда улыбался, он всегда говорил, что дела у него лучше всех, что у него все прекрасно, и что все так же прекрасно будет у всех нас. Он настолько со всеми этим делился…

А какой подарок он мне сделал на свадьбу в 2005 году! Еще в 1998 году на Диму вышел один свадебный салон, и пытался делать рекламные свадебные фотосъемки. Они взяли меня на пробную фотосессию, которая закончилась забавной фотографией. Дима в рваных джинсах и в рабочей майке надел сверху первый попавшийся пиджак, поставил фотоаппарат на выдержку и, приобнял меня, невесту в свадебном платье. Когда кто-то увидел эту фотографию, Дима пошутил, что мы поженились. Его долго упрекали, что жениться на несовершеннолетних – это из рук вон плохо. Мы смеялись, но слух, что мы муж и жена, существовал, как легенда, довольно долго. И тогда Дима пообещал, что на моей настоящей свадьбе он будет меня фотографировать.

Через семь лет после той шуточной фотографии была назначена моя свадьба. А Дима должен был уехать в отпуск, в какое-то путешествие с семьей и друзьями. Я в шутку скандалила с ним, требовала: «Ты же обещал, ты должен фотографировать мою свадьбу!». А он говорил, что не умеет фотографировать свадьбы, что даст хороших фотографов, своих друзей. Для меня осталось загадкой, решил он выполнить свое обещание, или с его поездкой что-то не сложилось, но он пришел на свадьбу.

У меня остались потрясающие фотографии, забавные, нетрадиционные. Дима укладывал меня в свадебном платье на траву, заставлял вылазить из люка машины, где я вымазалась в масле, водители проезжавших мимо машин были просто в шоке))) Получились фотографии с какой-то отвязной вечеринки, а не свадьбы. Было весело! Дима с Сережей Заикой сделали саму фото и видео съемку на свадьбе праздником, без шампанского, без тамады, без гостей, с ними самими было весело, настолько, что расставаться не хотелось. Все это так увлекло, не было усталости, одно удовольствие. Многие невесты говорят: «Это такой тяжелый день, было так трудно!». А мне было настолько легко, наверное, потому, что Морозов был рядом. Когда ты начинаешь позировать перед чужим фотографом, то стесняешься, неловко себя чувствуешь. А когда рядом близкий человек, начинаешь дурачиться, беситься, веселиться. А Дима это всегда любил и провоцировал.

Потом многие критиковали эти снимки и по-доброму подшучивали, что хороший Дима фотограф, но не свадебный, надо было брать другого. И Дима говорил: «Вот испортил я тебе свадебные фотографии». А я отвечала, что они мне просто завидуют, ведь у них на свадьбах ты не фотографировал, и какие-то «правильные» свадебные фотографии есть у всех, а таких душевных нет ни у кого. Ведь мы столько лет работали вместе, и поэтому я смогла по-настоящему открыться, чувствуя себя абсолютно свободно. И, главное, за всем этим стоит Морозов. Поэтому я всем говорю, что у меня самые модные, самые лучшие свадебные фотографии. Дима столько лет не снимал свадьбы, а для меня сделал исключение. И уже не столь важно, что сам брак распался, фотографии останутся Диминым подарком мне, на всю жизнь, деньги он брать категорически отказался.
Когда Дима узнал, что я занялась дайвингом, долго смеялся. Оказывается, он давно нырял. Говорил, что никогда бы не подумал, что я смогу увлечься этим. Мы планировали, понырять вместе, но не успели… Дима как раз в июне в отпуск хотел поехать, собирался нырять, рассказывал об этом, когда мы встречались в один из последних раз…

И еще, Дима меня много лет не фотографировал. Естественно, учеба, потом работа, и так далее. А Дима звал, говорил, давай сделаем серию фотографий «10 лет спустя». Мы практически договорились сделать это в начале июня, но… не судьба.