Дмитрий Морозов | DimaMorozov.ru

Воспоминания друзей
Написать свое воспоминание
Вы можете оставить свое воспоминание о Диме Морозове.


карта сайта

 

Михайленко Игорь

К сожалению, я знал Диму не очень хорошо. Встречались мы не очень часто, творческих пересечений у нас было мало, но в нашем кругу все друг за другом как-то наблюдают, создается какой-то образ человека, и я попытаюсь рассказать о том, какой образ Димы у меня возник. Мне казалось, что он человек немножко закрытый, уверенный (но не самоуверенный) в своем профессионализме, настолько, что это позволяло ему быть всегда спокойным; обладающий талантом и коммуникабельностью (работа фотографа – это работа с людьми). Все его работы свидетельствуют о профессионализме, вкусе, о его высокой культуре. Количество проектов, которые Дима успел сделать, позволяет считать, что уже в молодые годы он стал весьма зрелым мастером. Это видно и по его работам, и по его отношению к своей профессии, или к любимому делу. Не надо быть суперпсихологом, чтобы разобраться, каким он был человеком, достаточно просто посмотреть на продукт его творчества, который четко отображает характер человека.

Для Димы его любимое дело было на первом месте, и он делал его очень хорошо и качественно. И вообще, не так много можно перечислить фамилий в нашем регионе, которые в области фотографии были бы на уровне Димы. Он был очень собранным и всегда стремился достигнуть какого-то потолка в своей профессии, плинтус для него просто не существовал, только потолок.

Дима очень любил свое дело, относился к нему неформально. Каким бы мастером, профессионалом человек ни был, если он не вносит в работу свою душевную теплоту, то это сразу ощущается. В Диминых работах всегда присутствовала какая-то искорка, душевная теплота, тонкое ощущение какой-то любви, наслаждения, удовольствия.

Для всех творческих профессий всегда лучше, если творчество – это немножко не профессия, иначе у автора может пропасть этот тонкий аспект какого-то трепета, может уйти что-то неуловимое, что делает художника художником, какие-то вибрации, свежесть, живость. Дима никогда не терял любовь, интерес и свежий подход к делу, которым он занимался, всегда находил какие-то новые стороны для своего творчества. Многие находят свое клише в определенном возрасте и начинают заниматься размножением самого себя же. У Димы никогда не «замыливался глаз», он все время рассматривал все с разных сторон, а не прямо в лоб. Творчество предполагает постоянное живое развитие, отказ от чего-то, приобретение чего-то. И Дима все время пробовал и так, и так, никогда не застывал в своем творчестве, постоянно живо развивался.

Мы с Димой иногда обсуждали различные совместные проекты, которые могли бы реализоваться в выставочном зале, но все как-то не складывалось. Идей у Димы всегда было много. Что такое художник? Это идея и ее воплощение. В этом плане у Димы не было ступора. У него все время были интересные проекты, в которых он с удовольствием участвовал.

Художник – это хорошо, а Дима еще умел увлекать людей, обладал коммуникативным даром. А это уже как бы выходило за рамки профессии. Нужно было убедить людей, доказать, найти какой-то подход, чтобы реализовать свои проекты, если тебе нужны помощники. Нужны организаторские способности. И еще немаловажный аспект – репутация. Чтобы к тебе пришли, доверились, необходимо обладать убедительной репутацией. К плохому человеку никто не придет, даже если идея неплохая. А Диме люди доверяли, ему верили, он умел заразить других людей, других профессионалов своими идеями. Это не каждому дано.

И еще. И я, и многие другие люди были знакомы с Димой недостаточно близко, но почему-то эта трагедия затронула всех очень глубоко. Это очень о многом говорит. Мы все не были близкими приятелями, просто в нашем городе Дима занимал какую-то определенную нишу, которую другой человек просто не может занять. Дима крепко стоял на ногах в своей профессии, в своем мастерстве, делал хорошее, нужное дело, причем очень хорошо, качественно, культурно, с любовью. И поэтому всех и всколыхнуло то, что произошло. Это и говорит о том, что Дима успел достичь достаточно многого в своей жизни, занял особое положение в обществе. Он стал человеком, которого знали в городе, благодаря его профессиональным и художественным способностям. А это очень о многом говорит. Это то, к чему любой человек может стремиться.

Это как раз та история, когда каждый занимается своим делом, каждый знает о существовании такого человека в этом городе, но когда его не стало, ты остро ощущаешь его нехватку. Когда в реальной жизни все нормально, каждый живет своей жизнью, нечасто пересекаешься с человеком, нечасто общаешься, не слишком сильно дружишь. Но когда вдруг этого человека нет – все, ты чувствуешь, что ушло какое-то важное явление, какое-то событие, какая-то личность. А Дима естественно, стопроцентно был личностью. Уж что-что, а творческое сообщество никогда в свою среду не примут какую-то серость. Дима, безусловно, был яркой личностью.

В последнее время мы с Димой начали притираться друг к другу, у нас стали складываться более близкие отношения, более тесные контакты. Этот процесс шел по возрастающей, и вдруг – отрезало.

У Димы были свои увлечения и хобби, говорящие о дотошном подходе, стремлении к совершенствованию самого себя, в том числе в своей профессии: если уж делать что-то, то делать это лучше всех. Благодаря этой черте, он и достиг определенных успехов в своей области. Ну, сколько сейчас людей нажимает на кнопочки фотоаппаратов! Это стало доступнее, чем раньше, и то, что фотография – искусство, много людей не понимает, я имею в виду не только зрителей, но и тех, кто этим занимается. Если в человеке, нажимающим на кнопку, когда он фиксирует, просыпается художник, он задумается, почему он именно сейчас это делает, все ли уже выстрадано до такой степени, что остается последний штрих – все это зафиксировать.

Поэтому мне очень нравился проект, который Дима делал вместе с Саидовым - постановочные фотографии, потому что это – режиссура. Здесь уже нечто большее, чем просто фотограф, здесь работает режиссер, он все выставляет так, как ему кажется все должно быть, только так, и никак иначе. Это говорит об отборе. Что важно для искусства? Отбор! Можно сделать миллион фотографий разных людей, но только художник может сказать, что это должно быть так, а не иначе. И это всегда видно, это всегда будет отличаться. Потому, что есть внутренние законы гармонии, которые живут в художниках. Художники – это та порода людей, которые интуитивно чувствуют, что должно быть так. Они улавливают этот миг, что вот сейчас это совершенно, и фиксируют этот момент.

Дима шутил над собой: «Вот мы все собираемся, стилисты, художники, визажисты… и я. Они все работают несколько часов подряд, а я дремлю на диванчике. Потом они меня разбудят, я щелкну кнопочкой, и все в порядке». Он так шутил. Естественно, главным человеком в этом процессе является не визажист или стилист, все это командная работа. Дима был режиссером всего происходящего, он все четко знал, он изначально отобрал всех этих людей, чтобы работа была успешной. Это как раз задача режиссера – создать команду тех людей, которые изначально соответствуют его взгляду художника и его профессиональным качествам. В этом и заключается заслуга режиссера. А создать саму идею, воплотить ее в жизнь, собрать столько людей в одном месте в одно время. Все это – режиссерские и организаторские способности. Это – высший пилотаж в нашем деле, когда художник становится режиссером. Суметь убедить многих людей – это очень сложно. Насколько идея должна быть убедительной, сильной, чтобы заразить других людей этим! Тем более, что творческие люди как-то скептически относятся к чужим идеям. Все склонны генерировать свои идеи. А здесь совпал профессионализм разных людей из разных областей, и все это завершилось реализованным проектом – это сильная история.

Дима был скромным человеком, как говорят, пальцы не гнул. Уверен был в своей области. А если где-то был не уверен, то никому этого не показывал. А это очень важно найти такое равновесие в своем статусе, то есть не тянуть одеяло на себя, расталкивая локтями всех окружающих, но и не умалять своих профессиональных достоинств. Гармония автора, мастера. Наверняка у него были какие-то внутренние переживания, связанные с его профессией, ощущение своего несовершенства, но он это держал внутри. И когда начиналась работа, все его переживания уходили на второй план, он становился собранным, организованным и профессиональным, стремился к совершенству. То есть Дима в этой области обладал колоссальным опытом работы.

Последний раз мы виделись в мае на фестивале в Убинке, где демонстрировались рыцарские бои. Он был там со своей милой, прикольной дочкой, с которой он так тепло общался. Дима с фотоаппаратом и ребенок с веночком – мне это так хорошо запомнилось.

Жаль, что это произошло вообще, и произошло так рано.