Дмитрий Морозов | DimaMorozov.ru

Воспоминания друзей
Написать свое воспоминание
Вы можете оставить свое воспоминание о Диме Морозове.


карта сайта

 

Загорулько Евгений

В 1992 г. я поступил в мединститут, где Дима по совместительству преподавал на кафедре физике. А в институте была лаборантская, где собирался веселый интересный народ. Обсуждали все новости, пили кофе, винишко, тусовались. Вскоре я присоединился, нашли общий язык, там и познакомился с Димой.

Резкий переход из школьников в студенты, тяжеловато было учиться. Преподаватели физики особенно сильно студентов не доставали, но рано или поздно наступает сессия. У всех хвосты, надо получить зачеты, чтобы допустили к экзаменам. Дима преподавал в соседней группе. Я обратился к нему, мол, давай я сдам зачет тебе. Он ответил, что это сложно, надо получать разрешение у заведующего кафедрой, но я не должен ничего бояться, спокойно сдам своему преподавателю, только надо чуть-чуть подготовиться.

Так и получилось. Сдав зачет, я подошел к Диме, а он принимал зачеты у своей группы с другого факультета. А я в то время выглядел весьма солидно, с бородой, вполне мог сойти за преподавателя. Мы с Димой стали прикалываться, он показывал мне работы студентов и спрашивал, можно ли за это поставить зачет. Я с умным видом что-то отвечал. И вдруг Дима вспомнил, что ему надо срочно позвонить (мобильников тогда еще не было). Он попросил меня присмотреть за студентами, а сам убежал. Я спросил, готов ли кто-нибудь отвечать, ко мне подсела студентка (явно отличница) и стала что-то рассказывать. Я стал задавать ей вопросы: один, второй, третий. … И вдруг вижу, что сзади с вытаращенными глазами стоит вернувшийся Дима. Он быстро поставил студентке зачет, отправил ее, и спрашивает у меня: «Послушай, откуда ты так хорошо знаешь физику? Ты сейчас задавал девочке такие интересные вопросы! Откуда ты все это знаешь?». Я расхохотался, просто я повторил все те вопросы, которые полчаса назад задавал мне мой преподаватель.

А потом начался КВН. Дима писал сценарии. Прогоны и встречи проходили в основном в политехе, который был городской базой КВНа, и в котором Дима преподавал математику. Там же собиралась и команда политеха. Дима был дружен с обеими командами. В то время он уже серьезно увлекался фотографией и взял на себя роль фотолетописца обеих команд. Мы все время поражались: когда он успевал столько снять! Особенно на репетициях, какие интересные моменты (ляпы, казусы и т.д.) он успевал запечатлеть на пленку! Но, как мне помнится, он больше сдружился с нашей командой, его больше тянуло к нам.

А какие праздники и сюрпризы Дима устраивал своим друзьям! Мой друг Андрей Карауш уже описал случай, когда Дима порадовал нас, голодных студентов, шашлыком, который мы пожарили во дворе его дома на теннисном столе среди сугробов снега.

Вообще, когда приезжал к Диме, никогда нельзя было заранее догадаться, кто в этот момент окажется у него в гостях – полный сюрприз. Всегда кто-то приходил, кто-то уходил, иногда у него по вечерам собиралось не менее десятка гостей. Кто-то что-то приносил, появлялись вино и закуска. Потом у Димы было много реквизита, какие-то сабли, кинжалы, пистолеты, всякая одежда для съемок. Все начинали переодеваться, разыгрывать какие-то сценки, бои, Дима все это снимал, было очень весело.
Уже тогда мы поражались обилию отснятых Димой фотопленок. Его холодильник был забит новыми пленками. А проявленными были забиты большие обувные коробки. Все промаркировано, пронумеровано. Если поднять эти архивы, сколько интересных негативов там можно найти!

Еще интересный случай. Праздновалось мое 25-летие. На второй день поехали на дачу родителей Димы. Много снега, морозец, дело к вечеру, накрыли стол, растопили баню. Естественно, после бани надо поваляться в снегу – известная русская забава. Бассейн был покрыт льдом, купаться в нем никто не рискнул. Кого-то потянуло на соседний участок. Когда спросили: «Зачем?» - получили в ответ: «Так там же в заборе дырка!». В общем, кто-то на соседнем участке сильно порезал ногу. Решили промыть в холодной воде, в бассейне. Сделали прорубь, промыли ногу, забинтовали. Все в порядке. Когда угомонились, легли спать. А утром приезжают родители Димы и видят такую картину. На снегу огромные кровавые пятна, которые ведут в сторону бассейна, и в нем полынья с окровавленными краями: «Ребята, у Вас все в порядке?». Пришлось нам объясняться.

Конечно, хлопот с нами у родителей Димы было очень много. Первый раз, когда отец Димы только отремонтировал баню, мы еще не знали, как ее надо топить. Как потом выяснилось, дров надо совсем немного, а мы набили печку дровами под завязку, протопили. В баню зайти было невозможно. Деревянные стены парилки стали дымиться, запахло горелым. Открыли дверь, чтобы проветрить, стали поливать стены, а утром обнаружили, что весь красивый пластик на потолке в предбаннике от выходящего из парилки горячего воздуха оплавился. Потом Дима нам рассказывал, что сказал ему папа.

А на свадьбе Димы я был его дружком. После регистрации наездились по городу, нафотографировались, приехали в ресторан. Началась «культурная программа», в том числе, как водится, украли у невесты туфлю. Нужен был выкуп, дружку надо было повиниться, выпить фужер коньяка. Коньяк был замечательный, но Дима посчитал, что это слишком жестоко и подменил коньяк пепси-колой. И все же кто-то заметил подмену и мне снова налили коньяк. Со словами: «Прощайте, товарищи», я выпил. Помог Сергей Заика, рядом было кафе, где работали его знакомые девочки, они сварили мне крепчайший кофе, кажется, в нем ложка стояла, и я быстро протрезвел.

А второй день свадьбы отмечали на даче. Димин папа к этому времени сделал бассейн и с утра начал заполнять его водой из скважины. Вода была очень холодной, в бассейн накидали бутылки пива, и желающие стали нырять за ним. Веселье началось. Я тоже нырнул за пивом, а Заика стал пытаться загарпунить меня шампурами. Я увертывался, плавал и кричал, что синие киты охраняются государством. Именно в таком духе и прошла вся свадьба. Было очень весело. А благодаря холодному бассейну никто не перебрал.

В Абхазии сильное впечатление на нас произвело одно кафе с местным колоритом: бамбук, крыша из пальмовых листьев и танцплощадка со светомузыкой из спиленных на перекрестках светофоров. Представляете, светофоры уложены по периметру и мигают: красный – желтый – зеленый. И между ними Дима отплясывает лезгинку.

А еще мы с Димой ездили в Прагу. Дима всегда любил пиво, и где, как не в Праге, можно было «оторваться по пиву». У нас была программа минимум: «печено вепрево колено» и много пива. Местный народ с уважением на нас косился. Все было очень мило, спокойно. Но пиво – это вечером, когда снимать уже было нельзя. А днем мы ходили, все смотрели. Дима, как в мультиках, раз – и исчезал, потом появлялся, и через минуту опять исчезал. Но то, что он привез оттуда, эти работы – класс! У меня дома висит несколько его работ. Произведения искусства. И память. Каждая работа была настолько продумана, подобраны такие цветовые эффекты, просто шикарно. Сколько он еще мог сделать! Мы и в Турцию собирались поехать чуть попозже…

Вообще, Дима был легким на подъем. Как-то он нам рассказывал, как он сначала с родителями, а потом и с женой отдыхал на Утрише. Договорились съездить. Я замотался со своей работой, вдруг уже во второй половине дня Дима приезжает: «Давайте, собирайтесь, быстренько грузимся и поехали». Я плохо себе представлял, что такое этот Утриш. Оделся, как на курорт – шлепанцы, шорты и майка. А там надо пройти километров пять вдоль берега по валунам, да еще с кучей сумок и пакетов. Дима был в кроссовках, а меня не предупредил. В общем, уже в полной темноте мы добрели до места, поставили палатки. Естественно, фонарик на всех один, и то с дохлыми батарейками. Устали, попадали спать, а утром выяснилось, что за питьевой водой надо идти назад почти половину того расстояния назад, а потом еще черт-те куда лезть в гору к роднику (и это в шлепках!).

К вечеру собрались готовить ужин. А перед этим мы были в Абхазии и решили обабхазиться. Говорим девочкам: «Мы за водой ходили, а вам придется жарить шашлыки». Девочки стали возмущаться, но смирились. А тут ливень стеной. Это было первый и последний раз (обычно всегда было наоборот) – мы с Димой под тентом попивали коньяк, а девочки под накидками возились у костра. Очень приятно вспоминать такое. Половину мяса оставили на завтрак в кастрюле, а утром я кинулся – в кастрюле всего пара кусочков. Я зову Диму: «Слушай, соньки (мелкие грызуны, которые водятся на Утрише) все наше мясо перетаскали!». «Не соньки, а плодожорки» - ответил он. В итоге выяснилось, что Дима ночью проснулся, вышел полюбоваться природой, споткнулся о кастрюлю и в темноте не смог остановиться, пока рука не стала скрести по дну кастрюли.

А еще недавно мы ездили в Убинку на фестиваль рыцарей…